• Объявления

Как знак судьбы, предписывающий нам во что бы то ни стало добраться до Тибета, мы расценили появление в вагоне двух тибетцев в традиционном монашеском одеянии — темно-красных шерстяных плащах. Младший из монахов — загорелый до черноты человек с мелко вьющимися волосами, похожий на опереточного негра, вытирает беспрерывно струящийся по лбу пот. Одежда монахов явно не подходит для пекинского лета. Старший, совершенно лысый, перебирая четки, без конца благодарит на старинный манер сопровождающего их чиновника в синем кителе: «Бьем челом».
Это событие надолго отвлекло от нас, иностранцев, внимание соседей. Любопытно, что никто из них не смог определить национальность двух соотечественников, несмотря на их характернейшую одежду.
Впоследствии из беседы выяснилось, что наши спутники слабо представляли себе, кто и как живет на окраинах их огромной многонациональной страны.
Пересекая Китай, мы имели возможность увидеть, как живут китайские крестьяне. Вдоль железной дороги беспрерывно тянутся прекрасно ухоженные поля пшеницы и кукурузы — злаков, характерных для этих засушливых районов центрального Китая. Несомненно, введение системы производственной ответственности в громадной степени стимулировало трудовую активность населения. Получив возможность распоряжаться продуктами своего труда, и стар и млад с утра до позднего вечера трудятся на участках, взятых ими в семейный подряд. Никакой сельскохозяйственной техники в поле не видно, все делается при помощи простейших орудий.
Оставив позади станцию Саньмэнься, близ которой расположено крупнейшее на реке Хуанхэ водохранилище, поезд въезжает на знаменитое лёссовое плато.

Комментарии закрыты.