• Объявления

Проводница едва растолкала нас в непривычно ранний час. Оказывается, поезд уже стоит на Шэньянском вокзале. Поспешно натягиваем на себя все запасы одежды и выбегаем на перрон. И даже три свитера не помогают. Снега совсем не видно, но мороз сковал все вокруг, так что холодно даже пошевелиться. На крышах вагонов образовались огромные ледяные наросты. Свистит паровоз — и в застывшем воздухе растекается огромное белесое облако пара. Пора двигаться, а не то совсем замерзнем…
От вокзальной площади лучами разбегаются улицы. Впрочем, «разбегаются» — неточная метафора. Стиснутые высокими мрачными домами, улицы расползаются во все стороны, быстро теряясь из виду. Город кажется грязным и хмурым. Отчетливо пахнет дымом и серой. Здесь, в Шэньяне, к обычным для китайских городов мельчайшим частицам угля, которым отапливаются старые жилые дома, добавляются выбросы металлургического завода, построенного когда-то японцами так, что господствующие в это время года северо-западные ветры несут гарь прямо на город.
В центре площади — обелиск советским воинам, павшим на территории Китая во время войны с империалистической Японией. Похожие обелиски высятся и в Чанчуне, и в Харбине. По юбилейным датам проводятся церемонии возложения венков к подножию монументов, в которых участвуют советские и китайские представители.
Перво-наперво надо позавтракать. Может быть, хоть тогда удастся согреться. В привокзальной закусочной подают «шаомай» — не то большие пельмени, не то маленькие пирожки с мясом. Порция «шаомай» выкладывается в деревянное сито, дно которого сделано из переплетенных стеблей какой-то травы. Несколько сит ставят одно на другое, и через всю конструкцию проходит пар. Прямо в сите «пельмени» подаются на стол. Изобилие всяких специй придает особый аромат этому непритязательному кушанью.
Как будто согревшись, мы приступаем к поискам автобуса, который довез бы нас до университета, где стажируется единственный в провинции Ляонин советский человек — стажер-литературовед из Владивостока. Его-то мы и хотим удивить своим визитом… Как нам сказали, до университета идет автобус номер десять. Но на остановке, куда нас направили, маршрута под номером десять, судя по табличкам, не значилось. Десятого автобуса мы не нашли ни на одной из ближайших улиц. Полчаса мы бродили от остановки к остановке. Большинство прохожих — приезжие, плохо знакомые с географией Шэньяна. Ларчик открывался просто, но неожиданно. «Десятый» — это сокращенное наименование двести десятого маршрута. Ну что ж, зато мы успели согреться и даже устать. С облегчением втискиваемся в переполненный автобус.

Комментарии закрыты.