• Объявления

Мы ожидали увидеть в деревне описанные многими этнографами постройки со стенами из плетеных циновок, но хижины здешние сделаны, как оказалось, из глины, небрежно перемешанной с соломой. Двускатные крыши, покрытые толстым слоем камыша, вынесены далеки за стены домов, так что под карнизом образуется своего рода галерея.
Мы, конечно, не первые иностранцы в этом относительно труднодоступном месте. Нам сказали, что до нас здесь уже побывало несколько групп туристов из Гонконга. Потом мы заметили притаившегося в расщелине человека с телеобъективом. Он оказался фоторепортером одной из японских газет. Все время, пока мы гуляли по деревне, репортер терпеливо ждал какой-то «свой» уникальный кадр.
По улицам деревни носятся куры, индюшки и свиньи одичалого вида, похожие на сильно облезших кабанов. На жердях, прибитых к вкопанным в землю столбам, сушится сено. Иначе его не уберечь от влаги и вездесущих животных.
Заглядываем в одно из жилищ. Все тот же характерный для тропической зоны открытый очаг, несколько закопченных котлов и чайников. Лежанка, покрытая соломенной циновкой. Над ней — москитная сетка-полог из вполне современных синтетических материалов. С удивлением замечаем на стене домика размашистые надписи, прославляющие «культурную революцию», Мао Цзэдуна и Цзян Цин. Как видно, и на это захолустье распространялась деятельность хунвейбинов. Пытаемся спрашивать молодую хозяйку о надписях, но она, виновато улыбаясь, качает головой: «Я не умею читать». Очевидно, эти иероглифы для нее уже давно лишены всякого содержания.
Мы покидаем деревню и долго идем по шоссе, вьющемуся меж зеленых холмов. Заходим на опушку леса и садимся на траву, вслушиваясь в дыхание тропической растительности. Если закрыть глаза, то вполне можно представить себе подмосковную рощу. Открыв глаза, видим, что к нам, помахивая огромным кривым ножом, приближается девушка мяо. Заметив наш невольный испуг, она улыбается и вручает каждому из нас по конфете, после чего удаляется в лес за хворостом.
… Дорога уходит все выше и выше. За городом Тунши с правой стороны — гора Учжи. «Учжи» означает «пять пальцев»: пять вершин горы напоминают пальцы руки. Один из «пальцев»—самая высокая вершина Хайнаня (1867 метров). Говорят, если провести на этой горе сутки, можно получить представление о четырех временах года: утром там прохладно, днем жарко, вечером тепло, а ночью холодно. Для местных жителей, не привыкших к сильным температурным колебаниям, такое явление удивительно. На горе в лесных зарослях сохранилось много редких животных: белки-летяги, черные медведи, гиббоны — единственный на территории Китая вид человекообразных обезьян. У подножия горы — селение ли. В здешней харчевне проезжих усиленно потчуют рисовым вином Шаньван и ароматным учжийским чаем.

Комментарии закрыты.