• Объявления

Рядом в заливе оказалось еще одно предприятие. Здесь в специальных сетях выращивались различные обитатели моря: несколько видов хищных рыб, крупные омары и осьминоги. Совершенно случайно здесь оказался хозяин этой рыбной фермы — бизнесмен из Гонконга. Он был не очень приветлив, неохотно отвечал на вопросы и запретил нам фотографировать его производство. К тому же он не говорил на пекинском диалекте, а по-английски понимал крайне плохо, что затрудняло наше интервью.
Китайский управляющий оказался более радушным. Он рассказал, что эта плавучая ферма построена на деньги гонконгца. Китайская сторона предоставила рабочую силу. В основном это женщины, обязанность которых — кормить хищную рыбу. Женщины весь световой день сидят согнувшись и рубят большими ножами мелкую рыбешку, а затем бросают куски голодным хищникам, которые сразу же всплывают на поверхность и набрасываются на корм. Кажется, что эти красивые рыбки могут съесть и случайно упавшего в воду человека.
Работа здесь нелегка, но платят за нее по местным меркам неплохо: 100 юаней в месяц, что в полтора-два раза больше, чем можно получить, работая где-нибудь рядом на китайском государственном предприятии. Плату работникам определяет и выдает китайская сторона.
Владелец рассказал, что ему гораздо выгоднее иметь такое производство в Китае, чем в Гонконге или где-нибудь еще. Он платит китайскому правительству небольшой налог в твердой валюте, который из-за дешевизны рабочей силы гораздо меньше, чем расходы на подобное предприятие в любой другой стране. К тому же отсюда довольно близко до Гонконга, а это немаловажно: ведь свежая рыба там очень ценится. Владелец и управляющий единодушно считают, что такое производство, являющееся наглядным результатом новой политики китайских властей, выгодно для всех сторон.
Покидая «обезьяний остров», решаем искупаться в теплом изумрудном заливе. «Нет ли здесь акул?» — спрашиваем у перевозчика. «Да нет, какое там…— машет тот рукой.— Разве что заплывет случайно одна…» Купаться нам сразу расхотелось. Наше прощание с хозяином джонки, однако, затягивается. У нас не находится мелких «жэньминьби», а чеки перевозчик принимать решительно не намерен. «Я не знаю, как их тратить»,— мотивирует он свой отказ. Довольно редкий случай в сегодняшнем Китае. Случайно оказавшийся поблизости свидетель нашего затруднения убеждает перевозчика, что деньги, которые тот недоуменно вертит в руках, «настоящие китайские».

Комментарии закрыты.