• Объявления

Только яйцо, пожалуй, не атрибут гадания. Оно выполняет скорей всего роль уровня, указывающего незаметный на глаз наклон местности. В условиях тропических ливней важно, чтобы вход находился ниже других частей жилища. Аналогичным образом, кстати, стараются ставить палатки туристы.
Женщины ли носят юбки из черной ткани, волосы завязывают на затылке в пучок, а голову покрывают вышитой тканью, иногда обмотанной вокруг головы наподобие тюрбана. У некоторых женщин средних лет и старше на лице и теле — татуировки. Легенда гласит, что когда-то вождь племени надругался над красивой девушкой, покрыв позором ее и ее семью. С тех пор все девушки ли стали уродовать свое тело, шею и даже ноги татуировкой, чтобы избежать подобной участи. Легенда эта своеобразно дополняет действительность, ибо, по наблюдениям этнографов, татуировкой покрывали свое тело и те девушки, которые собирались выходить замуж за своего избранника. Сейчас обычай татуировки постепенно отходит в прошлое, но некоторые другие народ сохранил до сих пор. Об одном из обычаев нам рассказали в Санья. Каждый год в третий день третьего месяца по лунному календарю начинается большое празднество: молодые ищут любви и счастья. В этот день девушки красят губы природной краской в красный цвет и прячут свои лица под покрывалом. Юноши приносят ножи, луки, стрелы и ружья, чтобы продемонстрировать свою ловкость и мужество. Молодежь танцует под аккомпанемент барабанов, сделанных из оленьих шкур.
После танцев пары одна за другой идут в лес. Те, кто понравился друг другу, сговариваются насчет брака. Затем юноша приводит девушку в свой дом и знакомит с родителями.
После помолвки девушка дарит юноше цветной пояс, который она раньше носила сама, а юноша девушке — бамбуковую шляпу и инструменты для шитья рубашек. На следующий год в тот же день они встречаются вновь и женятся.
Женщины ли необычайно искусны в прядении и ткачестве. Особенно красива в их изготовлении шелковая ткань. Нам довелось увидеть в действии примитивный прядильный станок. Один его конец закреплен на пояснице женщины, а другой она двумя ногами держит на земле.
Мы прошли между домиками, покрытыми банановыми листьями. Нас тут же обступили со всех сторон и долго разглядывали. Так смотрели бы москвичи на лося, случайно забредшего на улицу Горького. Как только мы произнесли несколько слов по-китайски, кто-то быстро побежал в дом и привел молодую женщину, одетую в отличие от других жителей в китайскую одежду: белую рубашку и синие штаны. Видимо, она одна во всей деревне понимала китайский язык. Увидев фотоаппараты, женщина попросила нас сфотографировать всех жителей деревни на память и прислать им снимок. Мы попросили дать нам адрес, но тут выяснилось, что в деревне никто не умеет писать. Кроме того, многие жители вообще оказались слепыми: видимо, в этих местах свирепствует какая-то болезнь. Дело кончилось тем, что адрес нам продиктовали, с трудом подбирая китайские слова. Нас поразило различие в уровне жизни ли и китайцев, живущих по соседству в новеньких каменных домиках. Коренное население живет на Хайнане еще в условиях глубокого средневековья.

Комментарии закрыты.