• Объявления

В Пекине свирепствует непривычная для нас зима. Холодные ветры северо-западных пустынь насквозь пронизывают идеально прямые пекинские улицы. Окна в комнатах закрыты, но нескольких порывов ночного ветра достаточно, чтобы к утру подоконник скрылся под тонким слоем коричневой пыли. Снега нет, отчего нам, северянам, становится особенно зябко и неуютно.
В один из вечеров мы собираемся в холле у телевизора, обсуждая планы на февраль — месяц зимних студенческих каникул. Мы уже знаем, что имеем право выбрать маршрут по своему усмотрению, а не принимать участие в организуемой туристичес кой поездке по городам Китая. Предполагаем, что сами мы сможем увидеть больше того, что нам покажут.
Как будто специально для нас диктор китайского телевидения объявляет следующую передачу — видовой фильм об острове Хайнань. Не отрываясь, поедаем глазами залитые солнцем песчаные пляжи, кокосовые пальмы, свободно бегающих по тропическому лесу обезьян… Выбор сделан. Через месяц мы отправляемся на Хайнань. Пока еще есть время побольше узнать об этом «остро ве сокровищ», как называют Хайнань в китайской печати.
Хайнань — самый южный из крупных островов Китая — расположен между 20 и 18 градусами северной широты. По своему размеру (34 тысячи квадратных километров) Хайнань лишь немного уступает Тайваню. По переписи 1982 года, на острове проживает 3 миллиона 739 тысяч человек, около 750 тысяч из них — аборигены, принадлежащие к народностям мяо и ли. Средняя продолжительность жизни островитян — 73 года, что на пять лет превышает среднекитайский показатель.
Интересно, что еще в XII веке официальный географический справочник сообщил о хайнаньских долгожителях: «…в селениях немало стариков столетнего возраста, иные еще бодро передвигаются». Эти сведения автор справочника скорее всего почерпнул из дневника Су Ши, не по своей воле оказавшегося на острове в конце XI века. Великий поэт, будучи в преклонном возрасте, предался размышлениям о продолжительности жизни в надежде продлить свои дни на непривычно жаркой и влажной земле и пришел к выводу о том, что не «веление Неба», а образ жизни предопределяет ее продолжительность. По мысли поэта, рассуждавшего в образах и терминах даосской философии, все дело в том, чтобы «не противиться дыханию жизни места твоего обитания» или, как мы сказали бы сейчас, «приспособиться к окружающей среде».
Су Ши мы обязаны и лучшими описаниями климата Хайнаня, где «воды небесные повисли низким туманом, а воды земные поднялись промозглым паром»:
На Юге Морском зиму не отличить от лета,
Понять не могу я, где года конец, где начало.
Сменяют друг друга сезоны — но все неизменно вокруг,
Одно цветет — другое тут же увядает.
Под Небом — буйство девственной природы,
Невиданных растений — без числа, растут без всякой
пользы.
…Теперь же, как мы убедились впоследствии, «невиданные» тропические растения — основа сельского хозяйства острова…
Хайнань ненадолго входил в состав китайской империи уже в первые века нашей эры. Северная часть его называлась тогда Чжу Я — «жемчужный берег». В 631 году на севере Хайнаня были образованы первые административные округа Цюнчжоу и Ваньань. , Название первого из них сделалось вскоре официальным названием всего острова и сохранилось за ним в средние века и в новое время. Цюнчжоу можно перевести как «нефритовый край». Звучит весьма привлекательно, но китайцы, побывавшие в средние века в этой окраине «срединного государства», называли ее «проклятым местом». Так велико было отвращение жителей Поднебесной к племенам, живущим в условиях первобытного строя, к палящему солнцу и непроходимым лесам, где свирепствовала малярия. «Воротами в ад» назвал в своей поэме Хайнань первый министр танского двора Ли Дэюй, сосланный на остров в 847 году после очередного дворцового переворота.

Комментарии закрыты.