• Объявления

На вокзале в Шэньчжэне мы впервые в Китае почувствовали, что на нас никто не обращает внимания. Еще бы, ведь через вокзал и находящиеся в его здании таможню и пограничный пропускной пункт ежедневно проходят сотни иностранцев. К ним привыкли, и нет для них здесь никаких преимуществ — ни отдельной кассы, ни отдельного зала ожидания. Но мы подумали о другом: в этом месте, которое призвано служить образцом для будущего развития страны, не статус китайских граждан поднят до уровня иностранцев, а, наоборот, статус иностранцев снижен до уровня китайских граждан.
На вокзале царила страшная суета. Все куда-то бежали, везде были очереди, мы долго не могли понять, где находится касса и где расписание, служащие несколько раз посылали нас в разные места, разговаривали неприветливо и все время куда-то спешили.
Иностранцы и жители Гонконга и Макао, связанные деловыми или родственными контактами с Шэньчжэнем, получают специальную визу на многократное пересечение границы. Правила пересечения границы упрощены. Через пропускные пункты ежедневно в Шэньчжэнь, кроме деловых людей, устремляются сотни туристов. Последнее время туризм здесь получил значительное развитие. В зоне сейчас работает более 200 отелей и ресторанов и более 40 тысяч магазинов, обслуживающих туристов.
Постояв несколько минут на границе с Гонконгом, которой служит небольшой мостик через реку Шэньчжэнь, текущую сразу за вокзалом, мы отправились по улице Строительства в другую сторону. Улица чем-то напоминала Калининский проспект, но, как во всяких новостройках, в ней не было какого-то жизненного тепла, которое появляется только когда люди обживутся на новом месте.
По улице от вокзала к центру шли толпы людей, в основном жителей Гонконга, только что приехавших в Шэньчжэнь, а им навстречу шли такие же толпы возвращающихся обратно. Около домов вдоль всей улицы стояли местные жители, которые предлагали вновь прибывшим обменять гонконгские доллары или китайскую валюту на «народные юани» по курсу «черного рынка», на что многие из приезжих с удовольствием соглашались. Поражали полная открытость и масштаб этих операций. Мы разговорились с одной из менялыциц. Оказалось, что она живет в многоэтажном доме, около которого мы стояли, в квартире, которую ей купила за баснословные для Китая деньги сестра, живущая в Гонконге. Наша знакомая не работала, она относилась к категории «молодых людей, ожидающих работы», как их называют в сегодняшнем Китае. Поэтому каждое утро она выходила к подъезду своего дома, весь день болтала с соседями и подругами, а заодно вместе с ними меняла деньги, неплохо на этом зарабатывая. «Почти все, кто живет в этих домах, занимаются этим,— сказала она. — Без работы все равно больше нечем заняться».

Комментарии закрыты.