• Объявления

Рейсовый автобус, отправлявшийся в Сямэнь, был страшно потрепанного вида, и мы засомневались, проедет ли он хотя бы несколько километров. «Это ничего, здесь все автобусы такие»,— успокоил нас шофер и посоветовал скорее занять самые удобные места. Автобус медленно тащился на юг. С левой стороны то и дело появлялось лазурное море и снова скрывалось за низенькой горной грядой. Деревни в этих местах выглядели довольно богато, много в них было массивных двухэтажных домов, в каждом из которых явно жила одна зажиточная семья. Некоторые дома были совсем новенькие, другие строились. Мы уже научились издалека различать сельскохозяйственные культуры. Рис на полях только-только распрямился, зеленеет пшеница, цветет рапс, а сахарный тростник уже созрел.
Для жителей этих мест много дала сельскохозяйственная реформа — ведь климат здесь прекрасный, почвы плодородные, и многие крестьяне, получив в подряд землю, сразу же значительно увеличили свои доходы. Но не меньшую роль сыграла и новая политика в отношении зарубежных китайцев («хуацяо»). Если раньше их считали врагами и шпионами, то теперь правительство прикладывает немало усилий, чтобы использовать капиталы и знания хуацяо для модернизации страны. Значительная часть всех зарубежных китайцев происходит из провинции Фуцзянь. Нам рассказали, что более 60 процентов жителей провинции имеют родственников за рубежом. Последнее время, пользуясь новыми правилами, многие хуацяо переводят деньги своей родне в Китае, вкладывают их здесь в различные предприятия, приезжают встретиться с близкими или просто посмотреть на родные места. Переводы от родственников теперь снова играют большую роль в бюджете многих жителей провинции. А в начале XX века денежные переводы эмигрантов составляли в платежном балансе Китая 10—15 процентов от общей суммы поступлений ежегодно.
«Для многих стран мира конец XIX — начало XX века был характерен резким возрастанием эмигрантских потоков,— пишет советская исследовательница С. Р. Лайнгер. — На этом фоне именно Китай выделялся глубиной и масштабом обратных связей, обратным воздействием эмиграции на трансформацию страны исхода, на развитие китайского общества». Можно сказать, что развитие капитализма в Китае было главным образом «делом рук» хуацяо. В городе Цюаньчжоу останавливаемся на обед. Сидя в харчевне под открытым небом, наблюдаем, как на многолюдную рыночную площадь с шиком въезжает модно одетый юноша на супермодном японском мотоцикле и останавливается, выглядывая кого-то в толпе. Торговки обступают мотоциклиста и начинают судачить по поводу его внешних атрибутов. Контраст по сравнению с более чем скромной одеждой крестьян действительно разительный. «Вы учтите,— говорит наш попутчик, заместитель директора Фучжоу-ского химического завода,— у них в карманах денег в сто раз больше, чем у этого парня. Крестьяне, выходящие на рынок,— самые богатые люди у нас теперь».

Комментарии закрыты.