• Объявления

Вспоминается маленькая история в Народном университете. Под окнами нашего общежития весной сквозь утоптанную глинистую поверхность пробилась неровная зеленая травка. Она с каждым днем становилась все гуще и все больше скрашивала бледно-коричневую почву. К нашему удивлению, однажды всю траву выпололи, землю перекопали и посадили рядками крохотные туи…
— Это что, борьба с комарами? — спросили мы нашу преподавательницу китайского языка.
— Да нет,— замялась та.
— А что же тогда? Ведь так красиво было…
И тут преподавательница произнесла одно только слово: «лу-ань», что в переводе означает «беспорядок». Это означает, что в окружающей человека среде обнаружен беспорядок и с ним надлежит покончить.
— Может быть, беспорядок в том смысле, что так делать не следует?
— Нет-нет, вы сначала правильно поняли…
Поэтому-то в китайских парках, часто создаваемых на пустом месте, много насыпных гор, искусственных озер и прудов, перенесенных из других мест скал и камней. Большинство китайцев не прельщает дорогая нашему сердцу красота дикой нетронутой природы. Поэтому наше стремление к вожделенным горам Тибета или к морю и пальмам острова Хайнань вызывало лишь удивление у наших китайских знакомых. «Да это же дикие места, там нездоровый климат, да и живут там народности, которые и риса-то не едят»,— говорили китайцы, не понимая, что как раз все это и вызывает у нас огромный интерес.
Больше всего в Ханчжоу нам понравились могила китайского национального героя XIII века полководца Юэ Фэя и расположенная неподалеку статуя предателя Цин Гуя, в которую каждый проходящий мимо китаец считает своим долгом плюнуть. Километрах в пяти от могилы Юэ Фэя, в горах, находится один из самых почитаемых в Китае буддийских храмов — храм Линъинь (Убежище Духа), построенный еще в IV веке. Храм знаменит своей двадцатиметровой статуей Шакьямуни, вырезанной из 24 стволов камфорного дерева. Храм был построен напротив священной горы Фэйлай, в пещерах и на скалах которой находится более 380 каменных статуй, создававшихся с X по XIV век. Особенно очарователен смеющийся толстобрюхий Майтрея — будда грядущего. Совсем как живой!
Будучи в Ханчжоу, мы, конечно же, не могли не посмотреть на мост Гунчэньцяо, где начинается знаменитый Великий канал — самый длинный и самый древний канал в мире, с которым, собственно, и связана судьба города.
По преданию, строительство Великого канала начал еще мифический император Юй. Затем в разные эпохи его длина все увеличивалась, и к VII веку образовалась целая водная система с центром в городе Лоян, доходящая на юге до Ханчжоу, а на севере до Пекина. Общая длина канала составляла тогда около 2700 километров. В ту пору канал был судоходен на всем своем протяжении, и в Пекин, куда в XIII веке была перенесена столица правившей тогда в Китае монгольской династии Юань, с юга поступали по каналу казенный рис и богатые дары. Целые районы и города Сучжоу. Янчжоу, Тяньцзинь, Кайфэн и многие другие процветали благодаря каналу. Великий канал наряду с Великой стеной стали называть одним из чудес света.
За последние два столетия канал пришел в некоторое запустение. В 1855 году вышедшая из берегов Хуанхэ изменила русло и размыла берега канала на территории провинции Шаньдун. Сегодня судоходны лишь часть канала к югу от провинции Цзянсу и отдельные участки к северу от Шаньдуна.
…Наш второй день в Ханчжоу подходил к концу. Запасшись изрядным количеством знаменитого лунцзинского чая, который считается одним из лучших сортов зеленого чая и выращивается в местечке под названием «Колодец дракона» неподалеку от Ханчжоу, мы сели в шанхайский поезд, а на утро следующего дня уже стояли на борту корабля, носящего несколько необычное для солидного морского судна имя: «Цветущий». Мимо нас медленно проплывают пасмурные очертания берегов и островов Желтого моря. Шанхай провожает нас туманом. Через два часа корабль выходит наконец в открытое море и берет курс на Мавэй.

Комментарии закрыты.