• Объявления

На следующий день рано утром мы отправились в Сучжоу, городок в провинции Цзянсу. До Сучжоу — часа два на поезде. Ехать пришлось в жестком сидячем вагоне, то есть изведать способ передвижения, которым пользуется большинство китайцев. Нельзя сказать, чтобы этот способ нам очень понравился. Вагон в общем напоминает нашу электричку с той лишь разницей, что между сиденьями стоит еще небольшой столик. На каждое место продается билет, и многие едут по двое-трое суток в таком вагоне, где нельзя прилечь, а часто, когда народу набьется очень много, то нельзя и встать. Самое неприятное в таком вагоне то, что там разрешается курить. В Китае курят почти все мужчины за очень редким исключением… «Некурящий не похож на мужчину»,— часто говорят здесь. В стране, где насчитывается около двухсот миллионов курильщиков, ограничения на курение практически отсутствуют. Курят везде: в самолете, в поезде, в больнице, на работе, мы видели, как курили артисты балета во время репетиций.
Курят в Китае не совсем так, как в других странах. Сигареты здесь в основном сильно ароматизированные, но, как правило, слабые, и большинство курильщиков курит их одну за одной весь день без перерыва, создавая вокруг себя завесу едкого дыма. Очень вежливым считается предлагать сигареты другим, вы все время сталкиваетесь с тем, что ваш собеседник настойчиво предлагает вам сигареты, не желая слушать, что вы не курите. Ваш отказ он воспринимает как отказ принять подарок и очень обижается. Внешне он делает вид, что поверил, будто в мире есть мужчины, которые не курят, но на самом деле думает про себя, что вам просто не нравятся китайские сигареты, а по душе советские, американские или английские.
Как только мы заняли свои места, каждый из пассажиров закурил и достал по маленькой стеклянной баночке с завинчивающейся крышкой. Они выполняют в дороге роль кружек, из которых китайские пассажиры непрерывно пьют чай, доливая кипяток в заварку до тех пор, пока вода в банке не побелеет окончательно. Многие развернули съестные припасы. В клубах табачного дыма туда-сюда озабоченно сновали девушки-проводницы. Они разносили кипяток в больших термосах, предлагали купить газеты и журналы.
Напротив нас сидела молодая парочка, жених и невеста, или, как говорят в Китае,— «друг и подруга». Китай — восточная страна, и нравы здесь довольно строгие. Подругу или друга выбирают обдуманно и долго, иногда несколько лет. Но уж если выбрал, то это, пожалуй, покрепче, чем европейская помолвка, и когда в Китае о представителе другого пола говорят: «Это мой друг», или: «Это моя подруга»,— надо понимать, что перед вами жених или невеста. Измена в Китае вызывает решительное осуждение, независимо от ее причины. Смотря советские фильмы, например, «Вокзал для двоих», «Зимняя вишня», многие китайцы удивляются, как это можно сначала искренне любить одного человека, а потом другого, или изменить жене, а потом к ней вернуться. Последнее время в Китае остро обсуждаются вопросы семейной жизни, женского равноправия. Большие дискуссии вызвал, например, фильм «Под мостом», где впервые с сочувствием рассказано о матери-одиночке, которой в конце концов удалось выйти замуж за любимого человека. Это настоящий переворот в традиционном сознании. Ведь раньше такие женщины и их дети становились изгоями, даже само выражение «рожденный незамужней» до сих пор остается грубым ругательством. В фильме молодого человека, решившего жениться на женщине с ребенком, осуждали все родственники и знакомые, его поступок был смелым и необычным.

Комментарии закрыты.