• Объявления

Багодаря Вану и Ли мы не пропустили ни одного знаменитого парка. Были мы и на древнейшем Тигровом холме («Хуцю»), где похоронен основатель города Хэ Люй, и в беседке Голубой Волны («Цанлантин»), построенной в десятом веке сунским поэтом Су Цзымэем, и в парке Львиного Леса («Шицзы Линь») с его камнями замысловатой формы, водруженными здесь при монгольской династии Юань, и в носящем странное название парке Неуклюжести в политике («Чжочжэн Юань»), сооруженном в эпоху Мин и считающемся «королем» сучжоуских парков. Все эти замечательные памятники отражают последовательную смену стилей в садово-парковом искусстве, с каждым из них связано множество историй и легенд, о которых узнает советский читатель из книги В. В. Малявина.
Зашли мы и в конфуцианский храм Вэньмяо, построенный в 1035 году знаменитым деятелем династии Северная Сун Фань Чжуньянем. Сейчас здесь расположился музей каменных таблиц. Среди его экспонатов — карта Китая разных эпох и астрономическая карта XIII века.
У входа в храм сидело несколько десятков стариков, некоторые из них просто грелись на солнышке, другие, сидя прямо на земле, играли в карты или китайские шахматы, разговаривали. Это место было похоже на клуб, где собираются пожилые люди, чтобы пообщаться между собой и провести время, ведь дома так мало места, что даже друзей пригласить неудобно. Видимо, недействующий храм все же до сих пор выполняет социальную функцию в полном соответствии с учением Конфуция, который призывал с уважением относиться к старшим.
А венцом нашей фотографической деятельности стал кадр в одном из музееа Воспользовавшись тем, что смотрительница куда-то отлучилась, Ван и Ли стремительно проникли за канат, ограждающий экспонаты, и уселись в центре «дворцового интерьера» прямо на старинные кресла. К счастью, пленка уже подходила к концу. Отдав ее, мы почувствовали себя свободнее.

Комментарии закрыты.