• Объявления

Городок Уси встретил нас моросящим дождем, и впечатления от его многократно описанных путешественниками красот были, конечно, несколько смазаны. Уси — город необычный и примечательный. Он расположился на северном берегу озера Тайху, а на западе доходит до склонов гор Хуаншань. С севера на юг город пересекает Великий канал — важнейшая транспортная артерия страны. Сооруженный еще в древности, канал до сих пор сохраняет свое значение. В разные стороны от него отходят маленькие каналы и крохотные канальчики, и создается впечатление, что весь город находится на воде. Главное средство грузового транспорта здесь — это, безусловно, маленькие лодочки, на каждой из которых работают 2—3 человека… Многие называют Уси (как, впрочем, и соседний Сучжоу) китайской Венецией. Нам показалось, что эти города скорее напоминают Ленинград с его каналами. Ведь в Венеции вода залила улицы, а каналы в Уси и Сучжоу, как и когда-то в Петербурге, были сооружены людьми частично для красоты, но в основном для транспортных целей.
Название города уже давно казалось нам странным. В переводе «Уси» означает «Нет олова». В местном отделении «Интуриста», куда мы зашли за билетами на поезд, нам разъяснили, что около 2 тысяч лет назад Уси назывался Юси, или «Место, где есть олово». Такое название ему дало находившееся поблизости месторождение этого металла. Однако впоследствии месторождение иссякло, и город был переименован в Уси. К XVIII веку Уси стал одним из крупнейших центров торговли рисом и начал бурно развиваться. В XIX веке его даже называли «Маленький Шанхай».
Мы провели в Уси всего один день и не успели основательно познакомиться с городом. Первое, что бросилось в глаза: почти в каждом уличном магазинчике продавались разноцветные шелковые ткани и знаменитые усийские глиняные игрушки. С древности Уси был крупным центром по выведению шелковых червей, питающихся листьями тутового дерева, и по выработке шелковых тканей. Впрочем, «шелковая столица» — Ханчжоу — у нас впереди, а в Уси мы не удержались и купили несколько десятков ярко раскрашенных глиняных человечков. Есть среди них и довольно крупные фигурки сантиметров 20—30 высотой и небольшие, известные всему миру китайские болванчики, качающие головой, которая прикрепляется к туловищу на небольшой пружинке. Мы подолгу торчали буквально у каждой лавки, тыча пальцем во всех человечков по очереди и донимая продавцов и друг друга одним и тем же вопросом». «А это кто?» Разнообразие фигурок огромно. Тут и знаменитые даосские «восемь святых», и толстобрюхие буддийские монахи, и персонажи пекинской оперы в разноцветных ярких масках, и многие другие герои китайских преданий и легенд. Особенно часто встречаются изображения знаменитой «троицы»: дух богатства с яшмовым кубком, дух счастья с младенцем на руках и седобородый дух долголетия с огромным лбом, держащий в руках посох и персик — символ бессмертия. В общем, так и пришлось нам ходить по городу с десятком коробочек.
В получасе езды к югу от центра города находится одно из пяти крупнейших пресноводных озер Китая — озеро Тайху. На его берегу традиционные парки с беседками — места отдыха горожан.
Здесь же — курортная зона, где по путевкам отдыхают передовики производства Из Шанхая, Нанкина и других соседних горо-доа
Когда мы вернулись с озера, было еще светло, и работа в городе шла полным ходом. Все каналы были заполнены лодками, перевозившими всевозможные грузы: продовольствие, уголь, строительные материалы и даже шикарную мягкую мебель. Некоторые семьи так и живут на своих лодках: для них это и рабочее место, и дом. Такая лодка-дом накрыта небольшим навесом, под которым находится «комната» — несколько стульев или табуреток, тумбочка, иногда столик и всякая домашняя утварь. Живут в «комнате», как правило, 3—4 человека.
Раньше мы видели такие жилища только на картинках. Когда мы собрались сфотографировать их, к нам подошел молодой человек и начал взволнованно жестикулировать: «Зачем вам эта нищета? Снимайте лучше то, чем мы гордимся!» Официальная пропаганда призывает сейчас к тому, чтобы не скрывать отсталости Китая, трудностей строительства социализма, но давняя традиция показывать иностранцам только достижения все еще дает о себе знать. Сторонникам традиционной закрытости не нравится, что иностранцы свободно ездят по стране, они считают, что упоминание о неприятном оскорбляет достоинство китайской нации. Очевидно, молодой человек, пытавшийся помешать нам сделать снимки, принадлежал к этой, весьма еще распространенной категории людей.

Комментарии закрыты.