• Объявления

Путешествие на юг началось с того, что мы опоздали на поезд. И все потому, что недооценили Пекинский вокзал.
Приехав минут за десять до отправления поезда, мы рассчитывали успеть, но невозмутимый служащий, отвечая на наш вопрос, от какой платформы отходит поезд на Нанкин, немедленно послал нас в другую сторону. Кое-как добрались мы до указанной нам платформы, потратив все силы на протискивание между пассажирами, перешагивание через сидящих детей и груды вещей, и увидели, что поезд от этой платформы идет вовсе не в Нанкин, а в какой-то другой город. Некоторое время мы еще надеялись, что наш поезд задержался с отправлением, но вокзальные милиционеры, весьма удивленные ходом мыслей иностранцев, уверенно развеяли наши подозрения: «Это практически невозможно. В Китае поезда ходят минута в минуту». Мы имели удовольствие еще не раз убедиться в этом впоследствии. Иначе, наверное, и нельзя. Ведь мобильность китайского населения резко выросла за последнее время, а развитие транспортной сети отстает. Китайские специалисты приводят такие цифры: в период 1949—1984 годов пассажиропоток на железной дороге вырос в 23 раза, а вагонный парк — лишь впятеро. Из положения приходится выходить, перевозя в поездах пассажиров больше, чем положено, увеличивая интенсивность движения. Строжайшее соблюдение графика становится в таких условиях «категорическим императивом».
Проще говоря, мы поняли, что сегодня спешить больше некуда, и огляделись по сторонам…
Вокруг было бескрайнее море пассажиров Пекинского вокзала, жизнь которого представляет собой характерный образец замысловатого сочетания формальной организованности с полным беспорядком. Когда вы подходите к вокзалу, уже на площади вас встречают таблички с номерами поездов, вокруг которых следует собираться пассажирам. Пассажиры начинают выстраиваться в очередь около табличек за несколько часов до отправления поезда: китайская практичность заставляет их стремиться занять места | как можно раньше, несмотря на то, что у каждого имеется билет с плацкартой. Выделяются одеждой семьи крестьян с маленькими детьми и представители национальных меньшинств. Они обычно сидят на корточках или прямо на земле. Те, кому особенно повезло, собираются внутри вокзала. Все вокруг что-нибудь едят. Тела спящих лежат вплотную друг к другу на каменном полу, на ступеньках лестниц и даже на широких поручнях.
Минут за 20 до отхода поезда в районе таблички появляется служащая вокзала со свистком. Очередь встает и приходит в готовность. Служащая поднимает табличку над головой, и вереница людей следует за ней. Движение очереди производится по свистку. Некоторые участки преодолеваются бегом. Разводящей то и дело приходится ждать, .пока подтянутся отставшие.
Иногда одна колонна пересекается с другой, что создает некоторую неразбериху. Вокзал устроен так, что на каждую платформу ведет один выход. Выбежав на платформу, пассажиры устремляются каждый к своему вагону. Только после того, как возле каждого вагона выстроится небольшая очередь, проводники открывают двери вагонов. Отталкивая друг друга, пассажиры начинают протискиваться в дверь, чтобы скорее занять как можно больше места для багажа, которого у всех огромное количество.
Вся эта операция производится только с пассажирами вагонов низших классов. Пассажиров же мягких спальных вагонов пропускают в специальный зал ожидания на втором этаже вокзала, где можно посидеть в кресле и попить кипятка из термоса. Пассажиры мягких вагонов — это в основном уважаемые люди, следующие по важным служебным делам, дорогие билеты им оплачивают учреждения, где они работают. Интересно, что на долю командированных и участников конференций в Китае приходится теперь наибольшее число всех перемещений между отдельными провинциями страны. Китайская печать считает сокращение количества всякого рода всекитайских конференций и совещаний одним из важнейших средств снижения нагрузки на транспортную сеть.
В мягких вагонах ездят и «старые ганьбу» (звание, соответствующее нашему «персональный пенсионер») — им положены бесплатные билеты, а также богатые иностранцы. Колонна из пассажиров мягких вагонов выстраивается и начинает движение к поезду раньше основной группы, следует медленно, без суеты и беготни.
В билетной кассе для иностранцев нам посочувствовали и обменяли сегодняшние билеты на завтрашние, причем в виде исключения не взяли даже положенных за эту операцию процентов,— видно, мы выглядели очень жалко.

Комментарии закрыты.