• Объявления

Но история, как известно, распорядилась иначе. После свержения самодержавия в Харбине набирает силу движение за советскую власть. Местная реакция опирается на остатки частей Колчака и Семенова, бегущих сюда после поражения на территории России. С 1917 по 1920 год власть в городе несколько раз переходила из рук в руки. В 1920 году китайские власти из бывшей полосы отчуждения образовали особый район трех восточных провинций, а подданные бывшей Российской империи были лишены прав экстерриториальности. После вторжения в сентябре 1931 года в северную Маньчжурию японских войск и образования Маньчжоу-го вся власть в Харбине сосредоточилась в руках «Особого комитета по охране спокойствия» под наблюдением японских советников.
Согласно описаниям того времени в 20—30-е годы Харбин представлял собой большой международный город. Справочники сообщали, что численность населения Харбина к середине 30-х годов дошла до 283 тысяч человек, из которых около 200 тысяч составляли китайцы, 65 тысяч — русские, 10 тысяч — японцы и корейцы, 2 тысячи — поляки, 1 тысяча — народности Закавказья и около 5 тысяч — прочие иностранцы. В городе было несколько шикарных отелей, не отличавшихся, по отзывам бизнесменов и путешественников, от лучших европейских гостиниц. Напротив одной из них, называвшейся «Модерн», где раньше раз в год проводились знаменитые крещенские карнавалы, в помещении бывшей кондитерской недавно открыли, безусловно, лучший в Китае русский ресторан «Хуамэй». С большим удовольствием отведали мы здесь голубцов, борща, салатов, здесь же выпеченного хлеба и других кушаний, которых не пробовали уже полгода.
Тех, кто побывал в Харбине в годы японской оккупации, поражало количество издававшихся в городе газет самых различных направлений. Всего их здесь выходило 15, из них семь на русском языке, две на японском, четыре на китайском и две — на английском. До середины 30-х годов активно действовали в Харбине профсоюзы, различные спортивные общества и клубы. Нас интересовала история деятельности научных организаций Харбина. Мы знали, что здесь существовало Общество ориенталистов — старейшее научное общество в Харбине, которое занималось в основном изучением Дальнего Востока, а кадры востоковедов готовил Институт коммерческих и ориентальных наук. Наш гид Лев рассказывал нам еще и об Обществе изучения Маньчжурского края. Оно было основано в 1924 году и сосредоточилось на изучении природы Маньчжурии, исследования культуры, быта и социальных взаимоотношений народностей, ее населявших. При обществе имелся музей, Сунга-рийская биологическая станция, ботанический сад и издательство. Здесь работали интересные ученые — китаеведы. Лев называет фамилию Яшнова. Его труды нам хорошо известны. Е. Е. Яшнов — автор оригинальной теории развития китайского общества, переживающей в наши дни второе рождение.
К сожалению, архивы и книжные фонды харбинских востоковедов практически не сохранились в должном виде. Значительная часть их безвозвратно утеряна в годы политических потрясений, остатки же переданы в центральные библиотеки страны либо распроданы через букинистические магазины. Некоторые русские книги со старинными библиотечными штампами мы видели у харбинских русистов.
В самом конце улицы, соединяющей Пристань с Новым городом, раньше находился городской сад. В саду было помещение для китайского театра, кинематограф, ресторан, оранжерея цветов, водный канал с катанием на лодках и перекидными мостами, а также небольшой зоопарк. В 1946 году сад был переименован в парк Чжаолинь в честь убитого гоминьдановскими агентами первого мэра Харбина, коммуниста Ли Чжаолиня, похороненного здесь.

Комментарии закрыты.