• Объявления

Как же так? То «ворота в ад», «проклятое место», то «нефритовый край». Каким образом формировались такие разные представления в умах древних китайцев? Вот что пишет об этом известный американский синолог Эдвард Шэфер, изучавший отношения империи Тан с соседями и представления жителей «срединного государства» об окружающих странах: «Прекрасный и яростный мир Хайнаня, окруженный сплошными первобытными водами. Мало за что могло ухватиться здесь китайское воображение. Так отличающийся от обыденного, привычного, остров мог парализовать умы даже образованных людей. Если же и удавалось уловить какое-то понятное содержание, образ обычно возникал отвратительный и мертвящий — настолько далекий от образа родных северных земель, что складывалось представление о средневековом дьявольском острове».
Но в то же время, пишет Э. Шэфер, были и другие, отверженные интеллектуалы, люди с тонкими и развитыми чувствами. Они считали необходимым для спокойствия своих душ и умиротворенности сердец создать рай в любом аду, в каком бы им ни довелось очутиться. Для этого они привлекали образы традиционной поэзии и космологии. Так, Су Ши сравнивал Хайнань с Пэнлаем — мифическим райским островом.
Чертоги божественных существ могли, по представлениям древних китайцев, находиться не только на небе, но и где-либо на окраинах империи — в высоких западных горах Куньлунь или на трех священных островах в Восточном море. Но сам рай обязательно представлял собой сверкающие металлические сады, где ангельски белые животные прогуливаются подле живописных озер под ослепительными деревьями, испускающими внеземные звуки своими яшмовыми листьями и жемчужными плодами. Из хрустальных дворцов доносится сладкое пение серебристых девушек. Там, в раю, все свежее и светлое, неуязвимое и неподкупное, как драгоценные металлы и драгоценные камни.
Так и далекий Хайнань, ассоциируясь с самоцветами, превращался если не в рай, то в его преддверие. Нефрит же в «нефритовом краю» не добывали.
Эти и другие сведения, почерпнутые из книг, путеводителей и бесед с друзьями, разожгли наше любопытство. Счастливая возможность увидеть своими глазами «ворота в ад» и «остров сокровищ» вдохновила поддавшихся было гипокинезии китаеведов. Пожалуй, пора начать принимать профилактические средства от малярии. «Да что вы,— удивились наши китайские друзья,— малярийные болота на восточном побережье Хайнаня осушили еще в 50-е годы, малярия на острове побеждена».
Ну что ж, тем лучше, во втором семестре мы продолжим обнимать необъятную китайскую книжную премудрость. А сейчас — вперед, на юг!

Комментарии закрыты.