• Объявления

«Цветущий» до отказа заполнен жителями Шанхая, едущими в родные места на встречу китайского Нового года. Поручни вдоль борта корабля увешаны говяжьими и свиными окороками, кишками, почками, битой птицей и прочими лакомствами, которые будут уничтожены в кругу домочадцев в ночь с 19 на 20 февраля и в последующие два-три дня. Наесться в Праздник Весны принято, что называется, «на весь год». В трюме то и дело кричит петух — наверное, самые хитрые везут провиант живьем, дабы тот не испортился по дороге.
Покупая билеты, мы обнаружили, что каюты на китайских кораблях, плавающих на внутренних линиях, делятся на пять классов. Исходя из наших финансовых возможностей, мы купили билеты в четвертый класс и теперь решили посмотреть, что нас ожидает. Наша каюта чем-то напоминала комнату в китайском студенческом общежитии: восемь коек в два этажа по стенам и маленький столик напротив двери. Каюты третьего класса выглядели точно так же, но там выдавали постельное белье. Во втором классе в одной каюте стояло четыре кровати, а в первом — две. Люкса, предусмотренного прейскурантом, на нашем корабле вообще не оказалось, да и в первом классе, похоже, никого не было, скорее всего потому, что билеты в него стоили дороже билетов на самолет, который, видно, и предпочли потенциальные пассажиры первого класса.
Наши спутники оккупируют туалетные комнаты. Все без исключения китайцы имеют привычку умываться мокрым махровым полотенцем. Руками, то есть набирая в горсть воды, не умывается никто. Для того чтобы понять, в чем корни этой привычки, надо оказаться не здесь, посреди моря, а в безводных пространствах центрального Китая. Нация, хозяйство которой зиждилось на искусственном орошении, привыкла экономно относиться к драгоценной влаге. Впрочем, мы не настаиваем на правильности нашей версии…
Изучив корабль, мы отправились в каюту. Нашими соседями оказались пятеро военных моряков, ехавших из места службы в свой родной Фучжоу на несколько дней в отпуск.

Комментарии закрыты.