• Объявления

В Харбине оказалось еще холоднее, чем в Шэньяне и Чанчуне (минус 30), и по-прежнему не было снега, создающего в средней полосе России какой-то уют даже при самой низкой температуре. Именно здесь, в Харбине, особенно уместным показался нам стандартный вежливый оборот речи, смысл которого заключается в том, что никакой холод не страшен, когда между людьми существуют теплые отношения. Сотрудники факультета русского языка Хэй-лунцзянского университета устраивали для нас встречи с преподавателями и студентами университета, показывали город, приглашали на факультетские новогодние вечера, рассказывали о своих проблемах.
Особенно запомнились нам встречи с родителями нашего пекинского приятеля-аспиранта — Чжун Дином и Ань Юйшэнь, с которыми мы подружились и называли их русскими именами «дядя Коля» и «тетя Аня». Русские имена дают в Китае всем, кто изучает русский язык. Сначала студенты употребляют их на уроках, а затем и в разговорах между собой, привыкают к ним. Русское имя становится как бы свидетельством того, что его обладатель знает русский язык.
И «дядя Коля», и «тетя Аня» — доценты факультета, кроме того, они известные в Китае переводчики русской советской литературы. Незадолго до нашего приезда вышла из печати их новая совместная работа: перевод «Двенадцати стульев» И. Ильфа и Е. Петрова. Прекрасные переводы «тети Ани» украшают многие сборники советской поэзии, изданные в последние годы в Китае.
Молодого коллегу Чжун Дина и Ань Юйшэнь звали Алешей. Он настолько хорошо понимал, говорил и даже думал по-русски, что мы с первого же дня перестали воспринимать его как иностранца. Алеша не упускал случая слегка щегольнуть своими знаниями. Однажды нам организовали экскурсию по городу на университетской машине. Шофер куда-то отлучился, и тогда Алеша сказал: «Пойду шефа вытащу». Мы тут же отдали должное его владению разговорной лексикой. Алеша активно интересовался самыми новыми жаргонными словечками и инвективами и тщательно записывал их в свой блокнот. «Поеду в Москву, надо же в грязь лицом не ударить»,— говорил он.
На факультете «дядя Коля» и «тетя Аня» ведут специальную группу повышения уровня языковой подготовки тех китайских преподавателей, которые в будущем поедут на стажировку в советские вузы. Эта группа была создана на базе Хэйлунцзянского университета потому, что уровень преподавания русского языка здесь считается самым высоким в стране. В группе занимаются в основном специалисты по СССР или те, кто в своей работе постоянно использует советские материалы. Все они учили русский язык в университетах, однако за время работы уже порядком подзабыли разговорную речь и теперь освежают ее в памяти под руководством наших новых знакомых.
Мы встретились с подопечными «дяди Коли» и «тети Ани» и сразу же были засыпаны вопросами о состоянии той или иной отрасли науки в СССР. Мы поразились уровню знаний китайских специалистов о нашей стране. Практически каждый из них поименно знал всех советских специалистов в его области, названия их работ, задавал нам такие конкретные вопросы, на которые мы при всем желании не могли ответить, ведь большинство наших собеседников занималось естественными науками и техникой. Разговор у нас получился лишь с сотрудником спорткомитета КНР, а также со старостой группы Линь Цзюнем, который преподавал в Харбинском педагогическом университете историю и специализировался на изучении русско-китайских отношений. Линь Цзюнь, которого по-русски зовут Лев, хорошо знал историю родного города и согласился провести для нас небольшую экскурсию по его улицам.
С особенным интересом рассказал Лев историю торгового дома известного купца Ивана Чурина, о котором он недавно написал статью в одном из харбинских журналов. В конце прошлого — начале нынешнего века фирма Чурина владела магазинами и предприятиями в Харбине, Дальнем, а также в Чите, Хабаровске, Владивостоке, Благовещенске и других городах Дальнего Востока. В Харбине сохранились здания двух бывших чуринских магазинов. Одному из них недавно было возвращено старое название, и теперь крупнейший универмаг сияет огромными позолоченными иероглифами «Цюлинь гунсы» (Чурин и К°).
Соседство нашей страны чувствуется в Харбине повсюду. Харбинцы употребляют в речи много русских слов, например, «хлеб», «ведро». Знаменитый чуринский хлеб, выпекаемый по русскому рецепту, и сейчас можно купить в некоторых магазинах города.

Комментарии закрыты.