• Объявления

Последние английские солдаты покинули Гьянгдзе в 1908 году, однако некоторые следы английского присутствия сохранились. В небольшом форте к югу от Гьянгдзе была размещена британская торговая миссия, охранявшаяся солдатами-индийцами. Другой приметой английского присутствия стала телеграфная линия Лхаса—Гьянгдзе—Индия. Участок от Лхасы до Гьянгдзе отошел в собственность Тибета, а от Гьянгдзе до Индии остался собственностью правительства Индии. Сначала тибетцы не понимали назначения телеграфа, который был установлен англичанами во время похода 1903—1904 годов. Когда тибетцы спрашивали их, английские офицеры отвечали, что телеграфная линия нужна, чтобы найти дорогу обратно в Индию. Кроме телеграфа, в 1906 году в Гьянгдзе была открыта английская почта, а в 1921 году — школа для детей тибетских аристократов, а также миссия по торговле шерстью.
Интересно, что в ночь, когда английский отряд стоял в Лхасе, Ф. Янгхазбэнд пережил глубокое духовное потрясение. Он вскоре подал в отставку и посвятил себя благотворительной деятельности.
Обойдя вокруг форта, мы двинулись к монастырю. Метрах в 200—300 от стен монастыря кончается новая китайская часть города, и мы вступаем в старый тибетский район, как бы перемещаясь на несколько столетий назад. Традиционные тибетские дома из белого известняка, украшенные яркими узорами и лентами, стоят здесь, плотно прижавшись друг к другу. Дома горожан внешне красивы, аккуратно покрыты известкой, деревянные детали окрашены цветной краской. Вновь любуемся сдержанной элегантностью гималайской архитектуры. Здания плотно сидят на скалистом основании, их белые стены слегка наклонены внутрь. Их единственное украшение — симметричные окна, обведенные черной полосой. Нигде на Востоке нет столь приятной глазу архитектуры, которая создается формой, а не украшениями. Но внутри домов царит грязь и неопрятность.
На улицах кипит жизнь: везде что-то продается и покупается, идет строительство новых домов и ремонт старых, разрушенных в предшествующие годы.
По пыльным улицам ездят повозки, запряженные лошадьми и мулами, украшенные цветными ленточками и колокольчиками. Архитектура новых домов в точности повторяет старые образцы. Новенькое здание, в котором размещается партком и народное правительство города, ничем не отличается от других соседних домов, кроме большой надписи на тибетском и китайском языках и выгоревшего на солнце флага, теперь уже скорее розового, чем красного цвета. Местные жители провожают иностранцев пристальными удивленными взглядами.

Комментарии закрыты.