• Объявления

Богомольцы могут посещать Поталу дважды в неделю. Они с благоговением осматривают жилые помещения далай-ламы, отличающиеся простотой и отсутствием современных удобств. Вместе с паломниками мы проходим по бесчисленным помещениям дворца, целому лабиринту полутемных угрюмых переходов, низких коридоров. Глаза разбегаются от изобилия скульптурных и живописных изображений буддийского пантеона. Здесь эпизоды «земной биографии» будды Шакьямуни, картины грядущего рая — обители будды Майтрейя, портреты особенно популярных в лаизме боди-сатв.
Особенно много изображений двенадцатирукого Авалокитеш-вары (по-тибетски — Ченрези) и его божественной супруги Тары («спасительницы»). Это, пожалуй, самые популярные персонажи ламаистской религии. Ченрези — покровитель Тибета, и не случайно далай-лама считается его воплощением. Согласно вероучению Ченрези был послан в Тибет самим Буддой в то время, когда жители этой страны предавались междоусобицам, воровству и прочим порокам. Как же тибетцы дошли «до жизни такой», что потребовалось вмешательство божественных сил? Об этом говорится в древнем и очень простом и выразительном предании. Когда-то люди зависели только от луны и звезд, которые давали им свет. Люди питались растениями, похожими на кукурузу, которые назывались «миугу». Каждый день каждое «миугу» приносило по большому плоду. У каждого человека было свое собственное растение. На следующий день уже созревали новые «миугу», и не было ни голода, ни бедствий, мир был пока еще миром изобилия.
Однажды некто обнаружил, что его «миугу» принесло два плода. Он сорвал и съел их оба. Но на следующий день его растение не принесло вовсе плодов, и человек остался голодным и соблазнился плодом соседа. Тот, в свою очередь, взял плод с «миугу» третьего человека. И вскоре каждый был вынужден брать то, что ему не принадлежало. Так в мир пришло воровство. Но вместе с воровством в мир пришел и труд, поскольку каждый стал сажать столько растений, чтобы пищи хватило даже в том случае, если бы часть ее была украдена у него…
Пристально рассматриваем постоянно бросающиеся в глаза фигуры страшных «хранителей закона и веры» — докшитов с выпученными глазами и оскаленными зубами. Их нагие тела раскрашены кроваво-красной и темно-синей краской. Над головами — корона из языков пламени и человеческих черепов. «Сложное и перенасыщенное страшилищами искусство Гималаев никак не соответствует прозрачной и открытой душе их обитателей»,— пишет М. Пессель, несколько идеализируя тибетцев.

Комментарии закрыты.