• Объявления

Буддизм — религия веротерпимости, жалости и сострадания, действительно не обходится без жадных и жестоких полубогов и духов. Эти злокозненные существа заимствованы из индуистского пантеона. Особенно много устрашающих изображений в ламаизме. Не случайно одной из наиболее характерных черт этой религии исследователи называют культивирование и внедрение в сознание верующих идеи о неотвратимости смерти и адских мучениях в новом перерождении, которых можно избежать лишь беспрестанным вознесением молитв. Казалось бы, тибетцы должны жить в вечном страхе перед смертью, однако европейцы, изучавшие жизнь тибетцев непосредственно и хорошо знакомые с их национальным характером, находят, что жителям Тибета свойственно беззаботное, даже философское отношение к переходу в мир иной. Более того, некоторые наблюдатели уверяют, что горечь, проистекающая от недовольства своей судьбой, столь характерная для человека Запада, неизвестна в Гималаях.
Почти в каждой келье молодые бритоголовые монахи в традиционных темно-красных халатах-накидках. Перебирая четки, они листают священные книги, непрерывно бормоча молитвы, которые, как нам кажется, они давно знают наизусть. Отрываются они от своего занятия лишь затем, чтобы поднести богомольцам сосуд со «святым» топленым маслом, которым принято смазывать темя и губы. Ламы (вернее, пока еще послушники) не разрешают нам фотографировать внутреннее убранство келий, но после долгих уговоров наконец идут нам навстречу. Оказывается, они опасаются, что случайный свидетель может пожаловаться на них в «вышестоящие инстанции», поэтому один из монахов, выпроводив богомольцев, встает на страже у дверей, а мы тем временем делаем несколько снимков. Монахи старшего возраста, как правило, настойчиво преследуют иностранцев, пытаясь взять с них высокую (15—20 юаней) плату за каждый сделанный снимок.
Тяжело дыша, добираемся наконец до прогулочной площадки на крыше дворца, откуда видна панорама низенького города, как будто припавшего к подножию Поталы.
С крыши Поталы хорошо видна граница между новой китайской частью Лхасы — стандартными административными и жилыми зданиями, в беспорядке окружающими дворец, и тибетской — несколькими десятками зданий на юго-востоке города, сбегающими по всем направлениям к храму Джокханг. Даже сверху видно, что на площади перед храмом много людей. Духовная жизнь Тибета сосредоточивается не в резиденции «живого бога» — Потале, а именно там.

Комментарии закрыты.