• Объявления

У одноногого старика с костылем в руке два камня. Взметнув руки в молитве, он распластывается на мостовой, протягивает руки вперед, насколько это возможно, и кладет перед собой камни. Затем встает, опираясь на костыль, делает несколько шагов, аккуратно кладет костыль, поднимает камни и повторяет все сначала. Так он пройдет не один круг. Говорят, что отдельные подвижники тратили годы на то, что добраться таким образом до «священного города», отмеряли своим телом тысячи километров, стремясь сюда из Монголии и Сибири, Бутана и Непала.
Этот ритуал называется у тибетцев Кьянчаг и считается одним из высших проявлений святости.
У входа в Джокханг стоят бронзовые сосуды, в которых возжигаются благовония. Из-за дыма, струящегося в храм, сцена кажется немного нереальной и таинственной. Пробираемся сквозь толпу во внутренний дворик. Там — очередь из желающих поклониться буддийским святыням. В центре дворика — огромная куча дров и несколько закопченных чанов. Пожилая служительница с растрепанными волосами вываливает в котел огромный ком ячьего масла и длинным шестом мешает варево. Еще дальше — несколько рядов светильников: фитилей, плавающих в бронзовых сосудах с прогорклым топленым маслом. Его густой специфический аромат неотвязно преследует вас в Тибете повсюду. По этому же запаху легко распознать и тибетцев, смазывающих свое тело жиром, предохраняющим кожу от обветривания и ожогов. Представительницы прекрасного пола, заботясь о своей наружности, обычно мажут себе лица сливочным маслом, а затем посыпают сверху землей. Первые европейские путешественники, увидев измазанные землей и маслом лица тибетцев, сочли их законченными грязнулями, не зная, что это своего рода гигиеническая процедура в условиях сухого воздуха и горного солнца.

Комментарии закрыты.