• Объявления

На выезде из Голмо нас останавливает контроль: отсюда начинает действовать товарная инспекция Тибета, хотя административная граница автономного района еще далеко. Проверяются груз и пассажиры. Водителей, у которых нет оплаченных пассажирами квитанций, могут оштрафовать.
Через 20 километров после выезда из Голмо дорога юркнула наконец между скал и пошла петлять вдоль реки с таким же названием, спадающей с гор первого горного хребта на нашем пути — Куньлуня и впадающей в озеро севернее Голмо. Собственно, и река, и озеро существуют временно, в сезон дождей, а к осени пересыхают.
На горизонте виднеются пыльного цвета отроги Куньлуня. На отдельных вершинах — вечные снега. Внезапно сзади нас выкатывается из-за горизонта солнце, и пейзаж, столь блеклый и унылый в предрассветный час, тут же демонстрирует богатство желто-коричневой цветовой гаммы. Небо над горами, поначалу нежно-бирюзовое, в считанные минуты становится интенсивно-голубым, голубизну подчеркивают вонзающиеся в небо заснеженные пики.
Гигантскую горную цепь Куньлуня называют позвоночным хребтом Азии. Действительно, куньлунские хребты, начинаясь у Памира, уходят далеко на восток Китая и пересекают весь материк. По средней высоте они не уступают Гималаям, и многие вершины достигают семи тысяч метров. Однако как не похожи горы Куньлуня на Гималаи с их роскошными южными лесами, обильными осадками и многоводными реками, богатым животным миром. Куньлунь сух и безлесен: пустыня поднимается по склонам гор до высоты вечных снегов. Скудные водные потоки, рождающиеся из льдов высочайших массивов, иссякают, не выходя на равнину. Только три реки — Яркенд, Хотан и Черчен — в летнее время, когда тают ледники и снега, углубляются в пустыню. С гор Куньлуня вывозили нефрит — этот знаменитый камень древности, столь почитаемый на Востоке.
Уже здесь, близ Голмо, появляются первые приметы того, что мы приближаемся к местам, где по-прежнему царит религия индийского происхождения. На одном из поворотов успеваем заметить высеченные в скалах огромные (десятки метров в высоту) изображения тантристского характера. Мы сумели разглядеть лежащих в объятиях друг у друга божественных существ, усатого карлика, над которым склонились две женские фигуры. К сожалению, освещены эти изображения бывают только на закате дня. В тени краски, и без того поблекшие от времени, сливаются с цветом скал. Трудно сказать, кто, когда и зачем потратил столько титанического труда в этом пустынном месте, вдали от главных святынь ламаизма.

Комментарии закрыты.