• Объявления

Поздно вечером подъезжаем к Нагчу (по-тибетски — «Черная река»), центру одноименного уезда. Где-то в этих местах была вынуждена повернуть назад третья центрально-азиатская экспедиция Русского Географического общества, прошедшая по местам, где дотоле не ступала нога европейца. Вот что писал в 1879 году в своем дневнике Н. М. Пржевальский: «Хотя мы уже достаточно сроднились с мыслью о возможности возврата, не дойдя до Лхасы, но в окончательную минуту такого решения крайне тяжело мне было сказать последнее слово: оно опять отодвигало заветную цель надолго, быть может, навсегда…»
Мы же полны решимости ехать дальше и вполне уверены в успехе нашего предприятия.
В центре Нагчу перекресток. Дорога на запад ведет в район Али, а на восток — в Чамдо, до которого 764 километра. Дорогу до Чамдо водители не любят, так как она очень плоха, вдоль дороги мало селений, и иногда, говорят, даже нападают разбойники.
В гостинице Нагчу мы устроили большой переполох. Автоколонна въехала во двор поздно ночью, и заспанный администратор не хотел нас селить, ссылаясь на то, что о каждом иностранце надо докладывать в полицию, а полиция закрыта. В результате получасовых переговоров, увидев, что мы не собираемся уходить, администратор разместил нас всех в одной комнате. Устраиваться пришлось впотьмах: в Тибете экономят электроэнергию и отключают свет по ночам.
— Нет ли здесь насекомых? — спрашиваем мы у водителей, ворочаясь в кроватях.
— Вообще-то не должно быть,— отвечает один.— Но если найдете блоху — съешьте ее.
Все шоферы смеются, а мы не понимаем, в чем соль шутки.
— У тибетцев есть поговорка,— объясняют нам.— Проглотив блоху, вы не утолите голода в вашем желудке, но душе доставите неизъяснимое блаженство.
Нам рассказали также, что особенно набожные тибетцы, выбирая из волос вшей, не убивают их, а отпускают на волю, поскольку религия запрещает верующим убийство живых существ.
Разговор о насекомых напомнил нам просьбу московского друга-энтомолога: обязательно привезти из Тибета какого-нибудь жука. А ведя переговоры с администратором общежития, мы как раз заметили прилетевшего на свет свечи крупного усача.
Один из нас проходит темным коридором ко входу, где клюет носом дежурный по гостинице. Усач еще ползает по стене вокруг свечки. Секунда — и представитель животного мира Тибета в коробочке из-под фотопленки. Проснувшийся коридорный явно считает, что иностранец помешался от усталости. Впоследствии оказалось, что привезенные образцы жуков неизвестны московским ученым. Мы было возгордились, но нам объяснили, что это вполне обычное явление, ибо каждый год энтомологи открывают приблизительно около шести тысяч новых видов насекомых.

Комментарии закрыты.